домой   письмо   поиск   карта

ПОИСК ПО САЙТУ:
ПЕСНЯ О НИКОЛАЕВЕ:
КАРТА САЙТА Добро пожаловать на сайт, дорогой Гость — регистрируйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ на САЙТЕ ЛЕНТА НОВОСТЕЙ - RSS ВХОД
О землячестве  ●  Новости  ●  Справочник  ●  Документы  ●  Статьи  ●  Бизнес  ●  Культура  ●  Совет ветеранов  ●  Женский клуб   ●  Фотографии  ●  Видео  ●  Форум  ●  Контакты  ●  Карта сайта
Меню сайта


Категории раздела
Российско-украинские отношения [164]
Ситуация на Украине, состояние и перспективы российско-украинских отношений
Статьи В. Н. Христенко [10]
Современная публицистика. Автор В.Н.Христенко, Глава Николаевского землячества
Николаевское судостроение [22]
Проблемы и перспективы кораблестроения
Песни о Николаеве

Для прослушивания песни нажмите
«Корабелы»
А. Долуханян — М. Лисянский

«Корабельная сторона»
К.Доминчен—Б.Аров, Э.Январёв

«Николаевский порт»
В. Качурин

«Николаевский вальс»
В. Качурин

«Николаевская мореходка»
В. Качурин

Исправить ошибку:
Система Orphus
Подписка:
Поиск по сайту:

Добавить в соцсети:

 Аналитика и публикации
Главная » Статьи » Аналитические статьи » Российско-украинские отношения

Игорь Касатонов. Флот, честь имею быть верным тебе!

За более чем 230-летнюю историю Черноморского флота им командовало более 80 человек. Флотская летопись сохранила все их имена. Но в широком общественном сознании история флота Юга России олицетворяется едва ли с десятком фамилий, которые известны всем. Если же говорить о новейшей истории флота, то, пожалуй, самой яркой фигурой среди славной плеяды адмиралов, в непростое лихолетье постсоветской поры сохранивших для России ее южный флот, является адмирал Игорь Владимирович Касатонов.

 
Отстаивая державные интересы России
 
За последние 22 года Черноморским флотом командовали десять человек. Многие аналитики и флотские эксперты отмечают: темп сменяемости флотских военачальников в последнее время очень высок. Этому явлению можно, конечно, найти объяснение. В то же время следует отметить: даже недолго находясь в должности, практически все черноморские адмиралы своими делами и действиями сумели оставить неизгладимый след не только в истории нашего флота, но и всего Отечества. Сделанное ими зачастую носило судьбоносный характер. И даже конкретные периоды нахождения их в должности связываются именно с их именами. Поэтому период 1991–1992 годов вполне обоснованно и справедливо называется «Касатоновским». Именно в это время ЧФ командовал адмирал Игорь Касатонов, который в народной молве уже давно получил характеристику человека, сохранившего Черноморский флот для России. 
Возможно, кто-то и не согласится с этим утверждением. Может быть, кто-то скажет о том, что не только этот адмирал внес весомый вклад в то, что Российский флот и сегодня остается в Севастополе и других местах исторического базирования, территориально оказавшихся под украинской юрисдикцией. Действительно, в процессе флотораздела – решения судьбы Черноморского флота бывшего СССР, определения его статуса как флота России, наполнения этого статуса конкретным содержанием – участвовали тысячи людей. Но все же признаем: именно благодаря адмиралу Касатонову, его позиции и действиям флот был сохранен. Причем не только для России, но в определенном смысле для Украины, так как даже его существенно сниженный за последние четверть века потенциал и сегодня позволяет решать вопросы обеспечения безопасности с юго-западного морского направления в интересах всего Содружества, народов нашего Отечества, на просторах которого сегодня существуют несколько ставших независимыми в 1991 году государств. Уверен: будь в то судьбоносное время на месте Касатонова другой командующий, «флотский вопрос» наверняка решился бы по-другому. И не в пользу России…
 
МНОГИЕ ПОКОЛЕНИЯ УЧЕНЫХ и политических практиков сломали немало копий относительно роли личности и масс в истории. Одни из них все сводят исключительно к деятельности конкретных людей, не видя в истории никакой закономерности. В результате политики и полководцы становятся великими либо бездарными. Другие умаляют значение деятельности людей, принижают значение чьих-то поступков: мол, все сущее предопределено судьбой. На самом деле происходящее в жизни одновременно и проще, и... сложнее.
 
Не пассивная «толпа», не активный «герой», не злой рок и не капризно-изменчивая фортуна, а мы сами с помощью Всевышнего творим историю и выстраиваем жизнь своего поколения, планируем будущее и стремимся воплотить задуманное. Причем делаем это в конкретных условиях. Однако именно люди могут эти условия определенным образом изменить. И тогда проявляются личности. Сегодня как раз наступило время, подтверждающее эти слова.
 
На основе анализа хода и характера происходивших в новейшей истории Черноморского флота событий можно сделать однозначный вывод: исключительное значение в это время приобрела роль людей, находившихся во главе процесса определения флотского будущего. 
 
Известно: России в ответственные моменты ее истории часто не везло на тех, кого обстоятельства возносили на вершину событий в решении ее судьбы. И в этом отношении показательно: на флагманском мостике Черноморского флота в критический момент оказался человек, сумевший справиться с огромным комплексом сложнейших задач. Игорь Владимирович Касатонов в самое трудное время, начиная с осени 1991 года, столкнулся с огромным объемом совершенно новых задач, возникших в одночасье. Причем часто при их решении он действовал не просто самостоятельно, а оставался с ними один на один. 
 
Несомненно: И.В. Касатонов в то непростое время проявил себя как настоящий политический лидер-державник, отстаивающий интересы Отечества на Черноморском флоте, в Севастополе и Крыму. Это проявилось в его приоритетном постоянном влиянии на черноморцев, севастопольцев и крымчан, что позволило ему вырабатывать определенные решения и их реализовывать. Реально он осуществил легитимизацию своего отнюдь не официального политического статуса – его действия неизменно поддерживались, в том числе на основе личного авторитета и способности влиять на людей. По сути лично он интегрировал деятельность широких социальных масс в сфере борьбы за флот. Адмирал стал объединителем идей и действий, консолидируя людей вокруг одной цели: во что бы то ни стало сохранить флот и его главную базу, при этом не пролив ни капли крови. Адмирал И. Касатонов стал одновременно и центром власти, и «мозгом», и «лицом», и «визитной карточкой» сил, обеспечивших ему постоянную и длительную поддержку. Он стал (и в значительной мере является до сих пор) фактически руководителем своих последователей и сторонников. И «секрет» этого прост – Игорь Владимирович действовал ответственно, профессионально, компетентно и ярко. Кстати говоря, этот его «касатоновский» стиль вызывает и уважение к нему, и, увы, плодит недругов…
 
Конечно, все происходившее не сводилось тогда только к воплощению в жизнь идей, мыслей или указаний всеми признанного лидера – командующего ЧФ адмирала И. Касатонова. В то же время несомненно: личность Игоря Владимировича Касатонова аккумулировала тогда в себе то, что, в конечном счете, отражало и выражало интересы и цели людей – многотысячного воинского коллектива моряков-черноморцев, гражданского персонала флота, сотен тысяч севастопольцев и крымчан и подавляющего большинства россиян, ныне волею судеб – граждан Украины. При этом адмирал Касатонов делал все, чтобы реализовать эти интересы и цели на практике, проявил гражданскую ответственность, честность, порядочность и стойкость. Это и обусловило его авторитет, который был подкреплен простотой, доходчивостью выражения им идей, активной жизненной позицией в борьбе за их воплощение.
 
Высочайший авторитет адмирала Касатонова выступил важнейшим качественным элементом характеристики военачальника и флотоводца – представителя власти. Немаловажно и то, что авторитет адмирала был обусловлен не только и не столько высокой должностью – он был сразу же завоеван делами, подтверждался систематически уже при нахождении его на других ответственных постах. На практике формальный (официальный) и неформальный (неофициальный) авторитеты командующего совпали. Что в жизни бывает весьма нечасто. Нужно отметить, что подобная народная популярность иногда оборачивалась для адмирала и негативными последствиями.
 
После перевода И.В. Касатонова в Москву конфликт между Россией и Украиной в отношении судьбы Черноморского флота прошел несколько стадий в своем развитии. По большому счету, он до конца не исчерпан, чему мы являемся свидетелями уже во втором десятилетии XXI века.
 
Ход и развитие последующих событий убедительно подтвердили мысль о том, что в разрешении современных проблем значительно возрастает роль людей, сменявших Касатонова на должности «первого лица» флота. Но все-таки ему было труднее всего, ведь он был в самом начале тяжелейшего и многотрудного пути. Кроме того, отметим главное: именно благодаря продуманным, последовательным, энергичным действиям адмирала во многом ставший неуправляемым и хаотичным процесс флотораздела был направлен в цивилизованное русло. 3 августа 1992 года в Ялте было подписано российско-украинское соглашение, которое позволило судьбу флота решать политическими средствами и методами, а не путем переприсяганий, переподчинений, шантажа и «приватизации» – «хуторянской», «махновской» тактике и практике дележа флота был поставлен прочный заслон.
 
В том, что флот не был расколот, оставался единым и после ухода с флота Касатонова, был сохранен для России и всего Отечества, – заслуга, безусловно, не только адмирала. В своей деятельности он всегда опирался на Военный совет ЧФ, учитывал мнения всех черноморцев, флотской и ветеранской общественности, умело взаимодействовал с прессой. Действенную помощь и поддержку ему оказывали патриотические общественные объединения и партии Севастополя, Крыма и России. Но все-таки его роль – особенная.
 
 
Военачальник, политик, организатор, моряк
 
Практически сразу же борьба за Черноморский флот и его главную базу вошла в историю как «Третья оборона Севастополя». Известно, что первая была в 1854–1855 годах в период Крымской войны. Вторая – в 1941–1942 в Великую Отечественную. Третья формально завершена в 1997-м, когда в мае был подписан «Большой» российско-украинский договор и «Базовые» соглашения по флоту, а в сентябре на борту черноморского флагмана БПК «Керчь» министры обороны России и Украины заявили о том, что раздел Черноморского флота завершен. Но...
Конечно, «бракоразводный процесс» между братскими, но несоюзными государствами «Третьей обороной» был назван неофициально – но людской молве виднее. Точно также каждый житель «осажденного» Севастополя мог бы сказать, что организатором борьбы на его бастионах был адмирал И.В. Касатонов, как когда-то адмиралы В.А. Корнилов, П.С. Нахимов и В.И. Истомин, а затем адмирал Ф.С. Октябрьский и генерал И.Е. Петров.
 
В Крымскую и Великую Отечественную Севастополь был нами оставлен. А в «Третью оборону» – мы в нем остались. В июле 1995 г., выступая перед севастопольцами и черноморцами, адмирал И.В. Касатонов скажет: «Город и флот мы отстояли все вместе». И это утверждение абсолютно справедливо – только стойкость и целеустремленность севастопольцев и моряков позволили сохранить флот как для России, так и для Украины (сегодня это признают уже обе стороны). Если бы эта борьба за флот не была организована, флот, как многое в те годы, бесследно бы сгинул, а его главная база – прекраснейший белый город у синего Черного моря – превратилась бы в заштатный провинциальный украинский городишко с 400-тысячным населением. Подчеркнем лишь одно: первая и вторая обороны были организованы в ходе войны, третья же – в мирное время. Впрочем, в значительной мере эта война продолжается, о чем свидетельствуют события и «оранжевой революции», и евромайдана. Война психологическая, война интеллектов и нервов, война с агрессивным невежеством непомнящих страниц общей истории и не признающих кровного родства. Ее рубежи проходят через души и сердца...
 
ДО СИХ ПОР часто задают вопрос: а кто стоял за адмиралом, кто давал ему советы, кто «прикрывал»? Как сказал один из сатириков, «вопрос, конечно, интересный». И при поиске ответа на него вспоминается роман Ивана Стаднюка «Война», который многие читали, а если книгу не брали в руки, то, возможно, видели телефильм, отснятый на ее основе. Помните?
 
Когда командующего особым Западным военным округом (фронтом) – генерала армии Дмитрия Павлова стали обвинять в потере управления войсками в начале войны, он стал оправдываться. Так и не раскаявшись, не осознав своей личной вины (хотя виноват был не только он, а прежде всего Генштаб), бывший любимец Сталина стал под расстрельную пулю. Конечно, сравнивать 41-й и 91-й годы не совсем правомерно – параллели и аналогии не всегда уместны – тем не менее можно однозначно утверждать: оказавшись в чрезвычайно сложных условиях, Касатонов ответственность, как ручки корабельного телеграфа, взял на себя. Так что ответ на вопрос «Кто «прикрывал?» до банальности прост: никто. Тогда, в декабре 91-го – январе 92-го, «верхам» было не до Черноморского флота. Тогда дела были более масштабные и «крутые» – шутка ли! – разваливали «империю», делили кресла, портфели и «имперское» наследство. Не до флота было и московским военачальникам – каждый хотел удержаться в «седле» или пересесть в другое, более комфортное и с новым номенклатурным звучанием – ведь Армией и Флотом Содружества должен кто-то командовать!
 
Впрочем, за спиной Касатонова все же стояли. Стояли его учителя, его сослуживцы, его подчиненные, его единомышленники. Стоял образ его отца – Героя Советского Союза Адмирала Флота Владимира Афанасьевича Касатонова, первого заместителя Главнокомандующего ВМФ СССР. Стояли все поколения его предков...
Наверное, именно в Севастополе в период командования Черноморским флотом в полной мере у Касатонова проявились все качества флотоводца, хотя и раньше было понятно, что он – человек недюжинной воли, обладающий прекрасными организаторскими и управленческими качествами. Но критическая ситуация позволила им проявиться во всем своем потенциале. Пожалуй, оказавшись один на один с тяжелейшей проблемой выбора, адмирал, наконец, смог быть... самим собой. И черноморцы, прекрасно знавшие его не понаслышке, смогли снова... узнать его, увидеть его лицо, понять и оценить широту души и благородство помыслов.
 
Его прадед по линии бабушки, крестьянин Селюков, родом из Курской губернии. Хлебопашец и плотник. Его прадед Степан Касатонов оттуда же, тоже хлебопашец, года рождения своего не знал, но, по подсчетам родни, родился лет за восемь до отмены в Российской империи крепостного права. Его дед Афанасий Касатонов – полный Георгиевский кавалер, вахмистр лейб-гвардии уланского полка Ее Величества императрицы Александры Федоровны. К слову, во дни Святой Пасхи христосовался с императрицей, принимая из ее рук пасхальные яйца, из рук же императора за кавалерийскую удаль Афанасий Степанович получал призы...
 
Игорь Владимирович знает все о каждом своем родственнике до пятого колена, уходящего в глубь российских веков, он гордится их судьбами. У любого узнающего о том, что адмирал написал несколько книг о своем генеалогическом древе (не для публики писал – для семьи), этот факт вызывает удивление, переходящее в глубокое уважение к этому человеку: разве мало нас, иванов, родства не помнящих, не посещающих могил предков, не знающих даже не то что судьбу – имена собственных бабушек и дедушек? За судьбами своих пращуров Касатонов видит свою судьбу, судьбу своей семьи, для него она – частица Отечества, которому он предан, служение которому стало смыслом его жизни.
 
Довольно распространённым у нас является мнение: сыновьям больших начальников живется легко, практически всего они добиваются благодаря своим родителям (помните анекдот о том, что маршалом сын генерала стать не может, потому что у маршала есть свой сын). Кое-кто считает, что сыну первого зама Главкома ВМФ в жизни было легче других – фамилия срабатывала. Однако в отношении Игоря Владимировича Касатонова этого сказать нельзя – не тот случай, хотя, конечно, «адмиральский эффект» в этом деле иной раз и проявлялся. Но, и это вы прекрасно понимаете, этот эффект работал в разных направлениях – недоброжелатели есть у всех. Да и кроме того: многие ли сыновья адмиралов нашли свое место на флоте и прошли по его трудным фарватерам как подобает? Игорь Касатонов – один из немногих. Только он – единственный, кто смог пройти по стопам своего отца, через тридцать лет после него заняв отцовский служебный кабинет командующего Черноморским флотом, а затем – кабинет первого заместителя Главнокомандующего ВМФ страны. Но прежде, чем это случилось, были годы учебы, корабельной службы, тысячи миль дальних походов и боевых служб. «За папу не спрячешься», когда ты стоишь на командирском мостике, а тем более когда руководишь многотысячными коллективами...
 
Линия его, как и многих мальчишек 30–50-х, была предопределена духом того времени – выпускники школ хотели быть летчиками или моряками. А он родился в семье командира 12-го дивизиона подводных лодок Морских Сил Дальнего Востока, потому и выбрал флотскую стезю.
 
Свой морской путь Игорь Касатонов начал в Севастополе курсантом Черноморского высшего военно-морского училища им. П.С. Нахимова. Поступил легко не потому, что его отец, адмирал В.А. Касатонов, в то время командовал Черноморским флотом, а потому, что окончил школу с серебряной медалью и сдал на «отлично» вступительные экзамены. Кстати, школу заканчивал в Таллине, в котором жил (отец по декабрь 1955 г. командовал 8-м флотом, штаб которого располагался в столице Советской Эстонии).
 
Спустя четыре года Игорь Касатонов уже лейтенант, специалист по корабельным ракетным комплексам. «Касатоновский» выпуск училища был, а точнее, стал «особым» – молодые офицеры 60-го года были первыми, кто все курсантские годы обучался по самой перспективной тогда ракетной специальности. В том выпуске были и будущий министр обороны Маршал Российской Федерации И. Сергеев, и будущий начальник штаба Тихоокеанского флота вице-адмирал В. Калабин, и другие ставшие известными на Флоте и в Армии специалисты-ракетчики.

После училища, которое он закончил с отличием, Игорь Касатонов – командир батареи черноморского ракетного корабля «Гневный», хотя считал невозможным служить на ЧФ, которым командовал его отец (и Владимир Афанасьевич его в этом поддерживал). Как «краснодипломник» он попросился на ТОФ, имея право на этот выбор. Но первый надводный ракетоносец для Тихого океана – «Упорный» – тогда еще только заканчивал испытания на Черном море. Потому для приобретения практики ракетчика лейтенанта Касатонова и назначили командовать стартовой батареей на однотипный «Упорному» ракетный эсминец «Гневный». Но и здесь, на черноморском корабле, сын командующего все равно стремился всегда и во всем «отделиться» от отца в служебных делах, как можно быстрее завоевать свой собственный авторитет. И это ему удалось.
 
Лейтенант Касатонов особое отношение к себе завоевал конкретными делами. Он быстро сдал зачеты на допуск к самостоятельному управлению подразделением, практически сразу же был допущен к несению ходовой вахты. Его «позитивный актив» составили шесть ракетных пусков (за полгода службы!). Такие боевые показатели на зарождавшемся ракетном флоте имели тогда немногие. Потому не удивительно: именно ему, лейтенанту, было поручено провести занятие по ракетной стрельбе с группой генералов Академии Генштаба. А затем был дальний поход.
 
15 июня 1961 г. «Упорный», на который был переведен Касатонов командиром такой же стартовой батареи, ушел в поход вокруг Европы, а затем Северным морским путем перешел на Тихоокеанский флот. Отметим: и до этого Игорь Касатонов ходил в дальние походы (1957 г. – на крейсере «Михаил Кутузов» вокруг Европы с Балтики на ЧФ; 1957 г. – на крейсере «Куйбышев» в Югославию и Албанию; 1959 г. – на ЭМ «Благородный» – в Албанию; 1960 г. – на KPЛ «Куйбышев» – в Албанию), но это были плавания в «курсантском режиме». Теперь же – в ином качестве. 
 
Отныне в его корабельной службе практически не будет ни одного года без дальних походов и боевых служб.
Впрочем, редкий год обойдется без учебы – очной и заочной. И.В. Касатонов окончил командирские классы, Военно-морскую академию, Академию Генерального штаба и... факультет автоматики и телемеханики Севастопольского приборостроительного института. Всю жизнь он тянулся к знаниям, считая, что учиться и познавать новое офицеру необходимо постоянно вне зависимости от его служебного положения и заслуг. Именно поэтому, уже будучи полным адмиралом, он защищает кандидатскую диссертацию по военной науке... 
 
Избрав во флотской карьере корабельную стезю, Игорь Касатонов шел по служебному трапу к командирскому мостику, не перескакивая его балясин. Вернувшись с ТОФа на ЧФ, на «Гневном» он откомандовал батареей и ракетно-артиллерийской боевой частью, а после учебы на классах в 67-м был назначен помощником командира на БПК «Проворный» Черноморского флота. Через два года – старпомство. Спустя девять лет после окончания училища Касатонов вышел на свою первую боевую службу уже в качестве командира «Проворного» (до этого было четыре боевые службы в Средиземном море в должностях командира БЧ и старпома). За три с половиной месяца плавания корабль прошел почти пять тысяч миль. После учебы на академических курсах – назначение командиром достраивавшегося в Николаеве БПК «Очаков». Моряки знают, что значит принять от промышленности новостройку, а затем ввести ее в боевую линию. Сколько сил, нервов, пота, а порой и крови это стоит! Касатонов ввел новый корабль в боевое ядро флота, сходил на нем на боевую службу.
 
Для каждого человека существует верхняя планка его возможностей. Не редкость, что прекрасный командир батальона становится неплохим командиром полка, посредственным комдивом и уже совершенно никудышным командармом. О Касатонове можно сказать: он прекрасно справлялся со своими обязанностями на любой должности. Параллельно с командованием лучшим кораблем Черноморского флота «Очаковом» офицер учился в академии, закончив которую, в 75-м назначен начальником штаба ставшей родной дивизии противолодочных кораблей ЧФ. Затем – учеба в Академии Генштаба, после которой – возвращение в родное соединение. И вновь – походы, учения, инспекции. Конечно, было нелегко – любой моряк представляет, что значит руководить ведущей дивизией «королевского флота» (во «время Касатонова» в нее входило 32 боевых корабля 1–2 ранга, 12 тысяч человек составляли их экипажи).
 
Откомандовав дивизией противолодочных кораблей, Игорь Владимирович получил назначение командующим Кольской флотилией разнородных сил Северного флота. Впрочем, самой флотилии еще не было. Были только директива Генштаба и он – контр-адмирал Касатонов. Все приходилось начинать с нуля. На отечественном флоте не было опыта создания подобных объединений, включавших в свой состав все: от больших кораблей и подводных лодок до береговых батарей и строительных отрядов. Кольская флотилия была, по существу, маленьким самостоятельным флотом в составе большого Северного флота. (Касатонову подчинялись экипажи 150 кораблей и судов, входивших в дивизию, в 10 бригад, в 16 дивизионов, части БРАВ, БСН и тыла).
 
Шесть лет пестовал свое детище Касатонов. Не все шло гладко. При штатной категории командующего «адмирал», он так и оставался лишь с одной контр-адмиральской звездой на погонах. Не состоялось несколько предполагаемых назначений, в том числе и начальником штаба Тихоокеанского флота. Но не отчаялся, рук не опустил. По-прежнему совершенствовал боевую слаженность, выводил в море корабли. Работал истово и энергично. Бывшие подчиненные Касатонова по Кольской флотилии и ныне вспоминают его школу: сколь необходима, столь же и трудна. Зато, поднявшись на следующую ступеньку служебной лестницы, став первым заместителем командующего Северным флотом, Касатонов со спокойной душой передал преемнику свою флотилию, которая на сегодня является единственным подобного рода объединением во всем Военно-Морском Флоте России.
 
Трудно сказать, как сложилась бы дальнейшая карьера адмирала, но грянул недоброй памяти 1991 год. «Форосский узник», обвиняя в своих грехах всех и вся, не забыл бросить камень и в моряков Черноморского флота, якобы не сделавших и попытки к его освобождению. Немедленно по сути был снят с должности командующий флотом адмирал М.Н. Хронопуло, ушедший в запас «по состоянию здоровья» (впрочем, произошла ротация и других военачальников). Нужна была замена, причем замена достойная. Выбор руководства страны и ВМФ пал на Касатонова.
 
Знал и понимал ли он, летя самолетом в родной Севастополь, что вся его предыдущая служба – лишь пролог к тому, что ему предстоит? Вице-адмирал не был политиком, он был моряком, и в тот момент его скорее всего волновали вопросы боеготовности вверенного ему флота. Но великая держава, именуемая Советским Союзом, доживала свои последние часы...
 
Какой командующий не мечтал вывести свой флот в океан! Касатонову это тогда не удалось, хотя первое, что он сделал из масштабных дел, – вывел корабли в Средиземное море. Наступила иная эпоха. Украинские власти обрели столь желанную «самостоятельность». Вскоре Киев подчинил себе все три военных округа, дислоцированные на территории Украины. Вызвали в Киев для подчинения и командующего Черноморским флотом. Видя происходящее, Касатонов звонил в Москву, прося разъяснений и совета. Москва ответила устами тогдашнего министра обороны: «Думай и выкручивайся сам на месте!».
 
А затем началось! Касатонова киевские «самостийники» поначалу соблазняли посулами и розовыми перспективами первого Главкома ВМС Украины. На что командующий Черноморским флотом отвечал лаконично и однозначно:
– Я русский адмирал и служу только России!
 
Тогда в ход пошли шантаж и угрозы. В выражениях и приемах борьбы Киев не стеснялся. Еще бы, ведь адмирал Касатонов сражался не только за российский Черноморский флот, но и за город русской славы Севастополь! А поэтому адмирал был немедленно объявлен национально озабоченными «самостийниками» врагом номер один.
Москва меж тем продолжала упорно молчать, все еще не определив свою позицию. А время не ждало. В Севастополь и в другие гарнизоны хлынул поток националистических агентов. Начались провокации, вербовка и переманивание слабодушных.

С помощью Военного совета флота, при активной поддержке большей части офицеров, ветеранов флота и простых севастопольцев ему удалось постепенно переломить ситуацию к лучшему. Сделать это было ох как непросто! К примеру, захваченную обманным путем гарнизонную комендатуру Севастополя пришлось отбивать с помощью морской пехоты...
 
На тернистом пути спасения флота Касатонову пришлось пройти через равнодушие прямых начальников и предательство недавних сослуживцев, подлость как киевских, так и московских чиновников, угрозы физической расправы новоявленных бандеровцев. Но не сдался адмирал. Позднее Касатонов расскажет, что в самое трудное время его поддерживала вера в историческую правоту своего дела, в то, что Черноморский флот обязательно одолеет обрушившуюся на него напасть, отобьется и выживет.
 
Так и оказалось. Флот выжил. Касатонов сделал главное дело своей жизни: он спас и сберег для России ее Черноморский флот. Имя адмирала стало широко известно не только в СНГ, но и во всем мире. Он стал «Почетным гражданином России», его имя значилось в верхних строчках официальных политических рейтингов страны, а севастопольцы и крымчане выступали за то, чтобы адмирал стал президентом Крыма. Но он все-таки продолжал считать: служба – это главное.
 
В ней можно было достичь разных высот. Кто знает, как могла сложиться его судьба в то переломное время? Но все-таки доминантой на том этапе биографии адмирала стал репутационный посыл: слишком самостоятелен, слишком активен и… сильно любит Россию. Вняв настойчивым требованиям тогдашнего украинского президента Л. Кравчука, адмирала Касатонова переводят с Черноморского флота в Москву, но не на самостоятельную должность Главнокомандующего, а на место его первого заместителя. Одновременно Касатонова фактически отстраняют от какого-либо участия в переговорном процессе с Украиной по проблеме ЧФ. Не опала, но все же… 
 
Жизненное кредо - идти вперёд и созидать
 
Чем отмечены последующие годы службы адмирала в Москве? Казалось бы, главное в жизни сделано. Но спокойная служба не в правилах Касатонова. 
 
Теперь он занимается отработкой новейших кораблей – тех, что будут определять лицо отечественного флота в третьем тысячелетии. Именно под флагом первого заместителя Главкома ВМФ адмирала Касатонова состоялся так называемый «Средиземноморский парад» нашего ВМФ в канун 300-летия флота. Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» с палубной авиацией на борту, совершив переход вокруг Европы, несколько месяцев с отрядом сопровождения бороздил воды Средиземноморья, доказав и показав всему миру, что Россия по-прежнему великая морская держава. Тот поход был далеко не прост, и многие его участники прямо говорят: главная заслуга в его успехе принадлежит именно Касатонову.
Последним детищем адмирала стал новейший тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий». Его Касатонов буквально выпестовал, будучи председателем Правительственной комиссии по вводу его в строй. Не раз и не два ходил он на нем в море на испытания оружия и техники. Именно он перевел ракетный крейсер на Северный флот. И в том, что экипаж «Петра Великого» недавно удостоен ордена Нахимова N 1, есть и вклад адмирала. Ведь тогда, в 90-е, крейсер, постройка которого затянулась, мог никогда и не почувствовать силы океанской волны…
 
С именем адмирала связано множество других созидательных дел. В то время, когда многое в стране и на флоте рушилось, он создавал и строил. К примеру, первый в стране Морской кадетский корпус в Кронштадте. Многое делалось им для популяризации флотской службы, пропаганды патриотических традиций и истории Военно-Морского Флота. Вместе с председателем Общественного совета «300 лет Российскому флоту» (ныне – Общероссийское Движение поддержки Флота) России Михаилом Петровичем Ненашевым И. Касатонов стал идеологом общегосударственного празднования флотского юбилея. Он возглавил Государственный Морской историко-культурный центр при Правительстве Российской Федерации (Морской центр), сосредоточив под своим началом основную часть организаторской и практической работы. Свидетельством качества его деятельности стало то, что после празднования флотского 300-летия Морской центр не был распущен, а трансформировался в Российский государственный военный историко-культурный центр при Правительстве Российской Федерации. 
 
Параллельно с этим Игорь Владимирович Касатонов сосредоточился на мобилизации общественности на выработку морской доктрины страны, реализацию государственной морской политики. Конечная цель – сохранение России как Великой Морской Державы, укрепление ее позиций в Мировом океане. И. Касатонов стал также президентом благотворительного Фонда «Москва–Севастополь», попечителем которого являлся мэр российской столицы Юрий Михайлович Лужков. За время существования Фонда его поддержку – материальную, гуманитарную, моральную – ощутили многие черноморцы и севастопольцы – ветераны Вооруженных Сил и флота, члены многодетных семей военнослужащих, молодые офицеры, дети моряков, коллективы культурно-досуговых и творческих учреждений и объединений Севастополя, учащиеся севастопольской средней школы N 8 МО РФ им. 850-летия Москвы, студенты Черноморского филиала МГУ им. М.В. Ломоносова. Фонд «Москва–Севастополь», завоевав прочный авторитет в черноморской столице, расширял масштабы и географию своей деятельности, его помощь получили не только ветераны и моряки-черноморцы в Новороссийске, Анапе и Феодосии, но и балтийцы с северянами, морские пехотинцы, выполнявшие задачи контр террористической операции на Северном Кавказе. В дальнейшем фонд возглавлялся адмиралом Виктором Андреевичем Кравченко и вице-адмиралом Валерием Павловичем Касьяновым. К сожалению, его работа была свернута, что продемонстрировало недальновидность отдельных чиновников, находящихся у властных рычагов. Такой фонд нужен и, хочется думать, он будет возрожден.
Несмотря на чрезвычайную занятость, адмирал всегда находил время для любимого увлечения, являющегося серьезнейшим делом, в котором он достиг высокого уровня профессионализма, – в свободные часы Игорь Касатонов неизменно садится к письменному столу и пишет. За последние годы из-под пера адмирала вышел целый ряд интересных книг о послевоенном флоте, об отце и его соратниках – тех, кто вывел наши корабли в Мировой океан. Он пишет и о своей службе, о своих учителях и сослуживцах, об экипажах и кораблях, которыми командовал. Его книги – не обычные мемуары, а глубокие исследования, открывающие не только малоизвестные, но и совершенно незнакомые даже специалистам страницы флотской летописи. Как представляется, его уже более 15 томов на сегодняшний день являются наиболее полным и правдивым описанием нашей морской истории, особенно ее послевоенного периода. С ее подвигами и трагедиями, героями, потерями и приобретениями. Книги И. Касатонова мобилизующе заставляют всех нас видеть флотскую перспективу. Определять будущее флота. Добиваться реализации намеченных планов. Так, как это делали адмиралы И. Григорович, Н. Кузнецов и славная плеяда российских моряков «команды» Главкома N 1 Сергея Георгиевича Горшкова. Слово Касатонова, являющегося сегодня одним из наиболее ярких представителей «Горшковской» океанской флотоводческой школы, веско, весомо и убедительно. 
 
Многие моряки могут рассказать не только о высоком профессионализме Касатонова-моряка, но и о нем как о Человеке. Игорь Владимирович человек непростой. Порой жесткий. Но его жесткость основана на требовательности и принципиальности. В то же время он способен по достоинству оценить людей инициативных, верных службе и долгу. Он бережно относится не только к памяти своего отца, помнит о своей родословной. Он верен курсантской дружбе, благодарен своим учителям и наставникам, всегда помнит о сослуживцах, отдает должное помощникам. Целеустремленный и требовательный военачальник, он – общительный человек и интереснейший собеседник, всегда находящийся в центре всеобщего внимания. При этом Игорь Владимирович – внимательный слушатель, учитывающий и уважающий чужое мнение.
 
Во многом являющийся образцом для подражания, примером в службе, Игорь Владимирович продолжает родовую традицию – его семья является для него опорой во всех делах. Игорь Касатонов женился поздно, уже будучи капитаном 3 ранга. Но женился в первый и последний раз. Юлия Александровна подарила ему троих детей. Они вместе с внуками – предмет их забот и гордости. 
 
20 ОКТЯБРЯ 1999 года циркулярно по флотам пошла телеграмма И. Касатонова – последняя телеграмма, подписанная им в должности заместителя Главнокомандующего Военно-Морским Флотом России. Адмирал прощался с флотом. И хотя формально он вроде бы и ставил точку в своей военной карьере, многим казалось, что этот русский адмирал еще не все сказал – и словом, и делом. Об этом же свидетельствовали многие факты.
 
Игорь Владимирович Касатонов покинул флотский мостик с должности, которую занимал его отец. Правда, он не догнал Владимира Афанасьевича в воинском звании (в период «реформирования» снизили категорию и понизили статус «первого зама»). Не получил Игорь Владимирович и звания Героя России (отец был Героем Советского Союза), хотя было несколько инициатив по поводу его представления к этой высшей степени отличия. Но, видимо, не сложилось – аппаратно-бюрократическая машина в своих действиях непредсказуема. Однако независимо от этих формальных знаков официального признания заслуг Владимир Афанасьевич, если бы был жив, мог бы гордиться своим сыном, ставшим настоящим Флотоводцем, достойно прошедшим фарватером, который проложил Касатонов-старший.
 
Пожалуй, мало кто из ныне живущих адмиралов, независимо от имеющегося опыта плаваний и руководства флотскими коллективами, имеет такой «арсенал», как адмирал И.В. Касатонов.
 
Он – воспитанник «школы» Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова. Вся служба прошла на кораблях постоянной готовности первой линии боевого ядра флота. 10 раз участвовал в выполнении задач боевой службы, начиная с самой первой в истории Советского ВМФ, состоявшейся в 1964 году. Совершил 15 дальних походов. Всего в походах, на боевой службе и в кампаниях прошел более 200 тысяч миль. Шесть лет командовал кораблями. Из 43 лет службы два года прошли на ТОФе, десять – на Севере, шестнадцать с половиной – на ЧФ, семь лет – в Москве, семь с половиной – учеба. В «географии» сложной, напряженной, но очень интересной службы – неоднократное пересечение меридианов 0° и 180°. Поднимался выше 75° сев. широты в пр. Вилькицкого у м. Челюскина в Заполярье. Босфор и Дарданеллы форсировал 32 раза.
 
География плаваний – обширнейшая, побывал на четырех континентах. С официальными визитами и деловыми заходами на кораблях, в составе государственных делегаций посетил 24 страны. Любой моряк может позавидовать и тому, на каких кораблях бывал адмирал, стажировался на них или ходил в походы: линкоры – «Марат», «Октябрьская революция», «Севастополь»; авианосцы – «Москва», «Ленинград». «Киев», «Новороссийск», «Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков», «Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов». Плавал на десятке отечественных крейсеров, а также на американских авианосцах и кораблях других зарубежных флотов (о советских и российских, думается, нет смысла говорить – это десятки «вымпелов» и «единичек»).
 
В период службы И. Касатонов решал множество ответственнейших задач, начиная с лейтенантской поры. К примеру, стоял на вахте на обеспечивающем связь с Ю. Гагариным корабле во время его исторического полета. А сколько было всего в период боевых служб! Выполнял задачи непосредственного слежения за семью американскими авианосцами. В 1975 году на «Очакове» «поймал» американскую субмарину и преследовал ее в течение 1 часа 55 минут. Тогда, наверное, командиру атомохода в Пентагоне поставили «двойку». И. Касатонов провел 14 заправок траверзным способом, из них в строю заправки трех кораблей от одного танкера – 6 раз. Командуя Кольской флотилией, провел 15 поисковых противолодочных операций с участием 938 поисковых единиц, достигнув при этом 109 контактов с подводными лодками. Блестящий показатель! Игорь Владимирович Касатонов удостоен ряда почетных наград и званий, в том числе ему присвоено звание Почетного гражданина России (1992 г.), он является Почетным гражданином городов Петергоф и Очаков. Награжден орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» II и III степени, «За военные заслуги». В 1995 г. удостоен премии Фонда Андрея Первозванного. Является академиком Международной академии информатизации.
 
Но, наверное, главным является все же общественное признание, уважение его моряками и гражданами России. Уважение и уверенность в том, что славные дела Игоря Владимировича Касатонова на ниве служения Флоту и Отечеству будут продолжаться. Сегодня адмирал активно занимается вопросами обеспечения перспективного развития Военно-Морского Флота, реализации государственной политики в сфере военно-морской деятельности, будучи советником начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Поле его деятельности очень широкое, но он по-прежнему держит в фокусе своего внимания блок черноморских и севастопольских проблем. Его знания, умения, опыт и видение перспективы работают на завтрашний день, на будущее флота России – Великой Морской Державы.
 
Одна из традиций отечественного Военно-Морского Флота – преемственность опыта поколений русских моряков, которая в том числе проявляется в службе династий. Целые семьи на протяжении нескольких поколений посвящали себя служению России на морях. Эта традиция проявляла себя как в Российском, так и Советском флоте. Самой известной флотской династией была Бутаковская. Бутаковы дали Отечеству 121 моряка, в том числе 19 адмиралов, 14 капитанов 1 ранга, 84 других флотских офицера, 3 мичмана и одного старшину 1 статьи. К сожалению, в летописи этой династии, ведущейся от Федора Бутакова, служившего в Новгородском полку при Иване Грозном, волей Судьбы была поставлена точка – последним из моряков этой известной фамилии стал капитан 1 ранга Григорий Александрович Бутаков (1894–1978), сын адмирала, погибшего в 1917 г. в Кронштадте...
 
Пожалуй, одной из самых известных в истории Советского и Российского флота в течение последних десятилетий является династия Касатоновых, представители которой занимали ответственнейшие должности, руководили Военно-Морским Флотом Советского Союза и Российской Федерации, а в начале XXI века продолжают служение Отечеству. Три поколения этой династии положили на алтарь Отечества 190 лет службы!
 
Вице-адмирал Владимир Львович Касатонов (род. 17 июня 1962 г.) – внук адмирала флота Владимира Афанасьевича Касатонова, племянник Игоря Владимировича. В 1984 г. с золотой медалью он окончил ЧВВМУ им. П.С. Нахимова, назначен командиром группы управления ракетного дивизиона ракетно-артиллерийской боевой части на тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров» (ОПЭСК Северного флота). Группа в течение трех лет объявлялась отличной. В 1986 году в ходе боевой службы на ТАРКР «Киров» участвовал в операции по спасению экипажа АПЛ К-219 в Северной Атлантике.
 
В сентябре 1987 г. назначен командиром дивизиона этого корабля, на 1,5 года раньше срока присвоено звание капитан-лейтенант (февраль 1988 г.). С сентября 1988 г. – помощник командира «Кирова». В 1989 г. участвовал в спасении экипажа АПЛ «Комсомолец». В 1990–1991 гг. – боевая служба в Средиземном море. В июле 1991 г. окончил 6 ВСОК ВМФ, назначен старшим помощником командира ЭМ «Гремящий». В мае 1993 г. совершил поход на «Гремящем» в Великобританию. В сентябре 1993 г. в ходе комплексной проверки на выходе в море под флагом первого заместителя министра обороны получил оценку «отлично». С апреля 1994 г. — старший помощник командира ЭМ «Расторопный», с декабря 1994 г. – командир этого корабля.
 
С сентября 1997 г. – слушатель 1-го факультета Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова. В июне 1999 г. с отличием окончил академию и назначен начальником отделения мобилизационного отдела организационно-мобилизационного управления штаба Северного флота. 
 
С марта 2000 г. по июль 2005 г. – командир новейшего корабля ВМФ России — тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий». В августе 2000 г. в кратчайший срок вскрыл местонахождение потерпевшего катастрофу подводного атомного подводного ракетного крейсера «Курск», в дальнейшем до октября 2000 г. выполнял задачи корабля управления сил поиска и спасения, охраны и обороны района гибели АРПК «Курск». 
 
В октябре 2000 г. ТАРКР «Петр Великий» объявлен лучшим кораблем Северного флота. В апреле 2002 г. в ходе инспекционной поездки корабль посетил министр обороны Российской Федерации, командир крейсера награжден именными часами. Как известно, в 2013 году Президент России Владимир Путин лично вручил экипажу корабля возрожденный орден Нахимова. Это награждение стало первым в стране. И в том, что крейсер удостоен этого ордена под номером 1, несомненно, заслуга Игоря и Владимира Касатоновых, которые уделили кораблю огромное внимание и в общей сложности около 10 лет своей службы. 
 
21 февраля 2003 г. Указом Президента Российской Федерации присвоено очередное воинское звание контр-адмирал.
 
В 2005–2006 гг. В.Л. Касатонов – начальник штаба соединения надводных кораблей Северного флота.
С сентября 2006 г. – слушатель Военной академии Генерального штаба ВС РФ. В ходе учебы в академии защитил кандидатскую диссертацию.
 
В августе 2008 г. Владимир Львович Касатонов назначен командиром соединения надводных кораблей Северного флота. В октябре 2008 г. возглавил отряд боевых кораблей Северного флота во время боевой службы в Северном Ледовитом, Атлантическом (с заходом в Венесуэлу), Индийском океанах и Средиземном море. Затем он стал командовать Кольской флотилией разнородных сил Северного флота, которую в 1982 г. создавал Игорь Владимирович Касатонов. Сегодня это объединение является уникальным в составе ВМФ России. А осенью 2012 г. Владимир Касатонов назначен начальником штаба – первым заместителем командующего Тихоокеанским флотом. Вскоре ему было присвоено звание вице-адмирал.
 
Награжден орденами «За военные заслуги», «За морские заслуги», медалями СССР, РФ, иностранных государств. Думается, что к его двум орденам добавятся другие… 
 
Сыновья Игоря Владимировича Касатонова Кирилл и Александр, поступив в ЧВВМУ им. П.С. Нахимова в 1992 г., учились в ВВМУ им. М.В. Фрунзе, которое закончили с отличием. После службы на флоте оба офицера продолжили учебу в Москве, сегодня капитан 1 ранга Александр Касатонов и полковник юстиции Кирилл Касатонов продолжают службу на ответственных должностях. Во всех делах помогает адмиралу и его дочь Тамара.
 
Династия моряков и адмиралов Касатоновых продолжается. Вскоре в состав Флота войдет новейший фрегат пр. 22350 «Адмирал флота Касатонов».
 
10 февраля 2014 года Игорь Владимирович Касатонов отмечает свой 75-летний юбилей. Постоянно находясь в гуще жизни, он являет собой пример для всех, кто сегодня стоит на мостиках флагманов и держит в руках штурвал Военно-Морского Флота России. Он – пример для всех, для кого Флот – часть жизни. Для тех, кто свое прошлое, настоящее и будущее связывает с ним. И помогает укреплять эти связи адмирал, находящийся во флотском строю, который связал свою жизнь с Флотом. Связал навсегда. Здоровья Вам, Игорь Владимирович, реализации всех планов и надежд!
 
Капитан I ранга С. Горбачёв
 
Категория: Российско-украинские отношения | Добавил: hristenko (09.02.2014) | Автор: Христенко ВН E
Просмотров: 1483 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
© Николаевское землячество в Москве © 2017
Дневник сайта


Погодный информер
Нажмите на картинку
Курс валют:
ТЕКУЩИЙ ОБМЕННЫЙ КУРС
ГРИВНЫ в НИКОЛАЕВЕ

Курсы валют

Курс валют НБУ
Курсы НБУ

Курс валют ЦБРФ
Курсы ЦБ РФ
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ:
Загружается.
Как Вам сегодня живется в Москве, земляки-николаевцы?
Всего ответов: 184
Посещения сайта


yandex.metrika

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 3
Гостей: 2
Пользователей: 1
hristenko
********************* Николаевское землячество
Наша кнопка
Страны гостей:
География посещений
Посетители он-лайн
СМС бесплатно:
МТС
МТС
Билайн
Билайн
Мегафон Москва
Мегафон
Київстар
Київстар

Астелiт

Утел
© Николаевское землячество в Москве © 2017  Песня о Николаеве:
Домой »
webdesign: panko
Счетчик посещений сайта: хосты, визиты
Хостинг от uCoz

Вы можете подписаться на получение по e-mail извещений
об обновлениях сайта (для зарегистрированых пользователей)  »»


РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ

© При копировании и цитировании материалов обязательна активная ссылка на сайт.
Мы поддерживаем обмен ссылками с дружественными сайтами.
Вы можете установить у себя нашу «
кнопку»: